Лев Хвоя
Города Польши. Освенцим.
Запись в ЖЖ от 22 апреля 2017
Город в Польше, расположенный уголком между Краковом и Катовице.

Автобан А4 находится несколько в стороне; досюда надо специально добираться через деревеньки.

Ну чё, симпатичный провинциальный город.




Безвкусные кустики в круговом движении.


Планировка города довольно разляпанная. До центра от вокзала неблизко; он на другом берегу реки Солы.

В городе всего живет 40000 человек. Сорок тысяч — это не так мало; это почти как пол-Йены. Но из-за разляпанности, город кажется меньшим и более провинциальным, чем он есть.


Девиз города «here it happens» вызывает ухмылку.




Ну, вот, собственно, и карта. Мы — слева, старый город — справа обведен рамкой.




Старый город... Уже виднеется костел.






Местный замок. Вокруг что-то строят...


Река Сола.


Совершенно идиллический полудеревенский пейзаж.






Замок с другой стороны.


И еще и с этой.


Настенная роспись изображает какие-то кривые фигуры с контрабасом... К чему бы?..




Опиум для народа.


Действующая синагога (слева). Музей — справа. Такая мини-площадь на еврейскую тематику невольно ассоциируется с Хайгерлохом.


Тут приятно, и пусто.


На стекло, закрывающее неглубокий колодец, нельзя наступать. Зачем тогда это все?






Какие-то магазинчики на остановках.


Обшарпанные (но стильные и аутентичные) дома.


ВИП-клуб. Ага.




Центральная площадь. Мило. Если б меня телепортировали на такую площадь и спросили, какого, по моему мнению, размер всего города, я бы сказал 20000. Для сорокатысячного города старый центр кажется слишком маленьким.














Механизьм...




Боковые улицы тоже неплохи.




Очень милая провинция.




Магнолия.




Памятник павшим где-то там в 1925-м году. Я не знаток истории; не знаю, что там было.




Желтенькая...








Местные жители.




Ну что, да...


совершенно очаровательный прованс.


Вот Веймару повезло —


концлагерь Бухенвальд называется Бухенвальдом, а не Веймаром.


А вот Освенциму — не повезло. Приходится им нести крест вечного ассоциирования, сами знаете, с чем.


Безрадостное место, скажем прямо.




А такую погоду — так вообще.


Сюда каждый год приезжают полтора миллиона человек.


Ужаснуться.




Вот что меня ужасает — это не количество трупов, а какая-то неумолимая и беспощадная простота, с которой все это было сделано и организовано.


Ничего лишнего — колючая проволока с липестричеством, рвы, бараки, часовые.




















Еврейские вагоны.


Вот в таких вот вагонах их сюда и доставляли. М-да.


Всю дорогу домой на автобане была то полоса солнца, то полоса дождя с градом, то солнца, то дождя с градом... Такой полосатой погоды я в жизни своей не видел.


С приветом.