Лев Хвоя
Города Польши. Вроцлав (Бреславль, Бреслау).
Запись в ЖЖ от 9 октября 2016
Вроцлав — крупный город в западной Польше (630 тысяч жителей — как Штутгарт).

Город с непростой судьбой — был немецким, потом стал польским. В него было переселено огромное количество людей из Львова, когда Львов отошел Украине. И еще во время войны его сравняли с землей полностью. Практически все, что стои́т сегодня — это результаты реконструкций и реставраций.

Возле гостиницы (она не в центре).


Там же — двор, почти советского образца.


Трамвайчег.


Остатки старого фасада со следами капремонта, за ним — чисто новый фасад.


Центр — приятный и светлый.


Стоит очередь на раздачу слонов. Массовик-затейник что-то вещает в громкоговоритель по-польски.


Хорошо отстроили.


Откуда столько денег взяли?..


Во Вроцлаве по всему городу установлены маленькие фигурки гномиков. Они начали устанавливаться в городе в начале 2000-х, и их число постоянно растет.

Ноги растут из деятельности контркультурно-анархического движения (википедия в помощь), и это отрадно, что результаты его деятельности настолько масштабно видны и привлекают людей (во мне еще, видать, где-то там жив старый неформал, которому все такое нравится).

Седые дядьки, сидящие на карачках со здоровенными фотоаппаратами возле этих гномиков — это просто... Это просто да!..


Старая ратуша.


В центре — не одна площадь, а несколько. За два дня пребывания в городе, я не освоился с его планировкой, но этот псевдо-старый красивенький центр довольно велик.


Улица в центре.


Просто улица. Аптечный крест, подсвечиваемый зелеными светодиодами (что, в общем-то, заставляет выглядеть его как вполне современный артефакт) висит на ржавом и старом — видно, «историческом» — кронштейне.


Ну и... чем дальше в лес.






В городе много деталей (подчас, странных).


Кислотная стрекоза на доме...


Здание университета.




И здание рядом.


В университете есть башня со смотровой площадкой и несколько шикарно-бароччных аудиторий.

В коридорах.


Вроцлав после экстерминатуса. Конечно, после такого — только сносить и заново строить...


Прекрасная фотография. Она — в точку. В этом — весь город.


Вид с университетской башни демонстрирует большой светлый приятный город.


Со своими промзонами и стройками.


И со своим старым центром.


Бароччная аудитория — знаменитая «аула леопольдина». Если бы раскрашенный под гранит гипс не трескался и не выдавал бы дешевую подделку, это было бы круто.

А так — невозможно относиться к этому серьезно. Реконструкция/реставрация — дело благородное, но я не уверен, что до такой степени.

Но красиво, чё.










Еще одна известная — «ораториум моранум». Та же фигня. Товарищи, тут не было оставлено камня на камне. Ну shit happens, чего уж рыпаться-то?..

Но красиво, да.






Украинский ресторан.


Дверь.


Гномик за решеткой бывшей тюрьмы. Седой мужик с фотоаппаратом.


Улица.


Политика.


Улица.


Мотоцикл.


И опять центр. Те дома справа — они очень узкие. Они — тоже достопримечательность.








В кабаке — красиво. Реконструированы всякие старые прибамбасы.








Непонятное животное с волынкой подстерегает на выходе.




Двое что-то тащат.




Гномики. Темненький молодой человек — на карачках. Седой мужик — подкрадывается сзади. :) И каждый раз — разный. :)))


Туристочки.


Тут — в этой «галерее» — историческое торговое место. Типа как в Нойштадте-на-О́рле, но там — только мясные прилавки, а тут — общего назначения.






Церковь.












Гномик + седой мужик на карачках.


Улицы.




Бооооольшииииие контейнеры для мусора!


Байдарки.


Река. Одер — та же река, на которой стоит Франкфурт-на-Одере.


Дом хорошо зарос плющом.


А этот — не зарос.










Вокзал. Его окрестности выглядят нормально — так как-то... Не хуже, чем где-то еще.


Облезлые домики на фоне необлезлого.


Старенькие домики.




Жизнь идет своим чередом.






Имеется парк с обычными нефункциональными парковыми сооружениями.


И в нем же прячется «Зал Столетия» — историческое наследие и т.п.


Здоровенная хреновина, построенная в 1913 году (давно!) и сыгравшая ключевую роль в архитектуре, а именно в строительстве из железобетона.


На подступах к ней.


Ну да, так... Для той поры — определенно должно было производить впечатление.


Что это? Иглица (такая знаменитая штука в форме иглы возле этого Зала Столетия) на боку?


Ресторан.


Мост.


Улица.


Мост.


Опять центр.


Крытый рыной. Купил две бутылки зубровки. Она стоит тут раза в полтора дешевле, чем в Германии — бутылка 0,7 стоит столько же, сколько в Германии — 0,5 (около 9 евро).


А жизнь идет...








Ночью — тоже ничё так.


Много народу. Кто-то с акцентом (поляк?) поет по-русски «я солдат, недоношенный ребенок войны, я солдат, мама, залечи мои раны»... :)


В Германии такого чувака, просто так скачущего с огнем, давно бы арестовали.




Опять старая ратуша.


Муууу!


Злачно выглядящие магазинчики и забегаловки под железнодорожными путями один в один повторяют аналогичные места в Берлине.


Размашистое граффито.


Качельки.


Во Вроцлаве стоит высоченная башня — самая высокая в Польше.


Как ни странно, толпы народу возле нее нет, но билеты покупаются заранее — и на определенное время (что гораздо человечнее, чем с берлинской телебашней, когда ты не знаешь, на какое именно время эти билеты).


Урна как будто сейчас подбежит и начнет что-то клянчить.


Возле этой «небесной башни» стоят стекающие часы.


Что самое интересное — это ни хрена не копия и не подделка и не вариация на тему. Это — подлинник Дали (sic!).


МакДональдс, выдающий эспрессо в одном бумажном стаканчике с крышечкой, а ВОДУ — в другом таком же с крышечкой, кажется, пытается превзойти сам себя.


Река.


Коперник.


Пямятник жертвам сталинизма.


Ёперный театр.


Перед ним — большая площадь. Под ней — парковка.


Скульптуры черные,


и белые.


С боку.


Синагога. Именно сегодня — закрыта для посетителей. Как знали. :)








Журек — национальный польский суп, в который обязательно входит специальная закваска, из-за которой он получается слегка кислым (бабушка, помнится, готовила суп из щавеля — вот такого же рода кислота). Вкусно! А суп в булке — это замечательно.


Ну так да, после синагоги и супа мы поднялись-таки на башню. Там малоприятно.


И вид — ну так себе. В Берлине — красивый вид. В Париже — не слишком красивый, но хоть дома старые. А тут — просто обычные совковообразные коробки.


Какая-то злачная подворотня.


Сдается мне, что это папа Иоанн Павел II. По крайней мере, его именем названа куча улиц и он страшно популярен.


Река.


Парк и мост.


Ага. Это такой мост, на котором замки вешают.


Еще церковь.






Но она закрыта. На стене висит плакат с «опасными знаками для твоей веры», в число которых, кроме пентаграммы и свастики, входят еще анархия и пацифик. :) Хорошо хоть логотип Мерседеса не входит.




И еще церковь.










С истинно по-христиански выглядящими цепочками.


Набережная.










Статуя.


Статуя.


Это какое-то укрепление.


Кому-то не повезло. Впервые увидел, как работает эвакуатор вблизи. Это ж целый геморрой — погрузить машину, которая стоит под 90° к нему! Эвакуаторщик дожен был с десяток раз переставлять трос под разными углами, чтобы втянуть машину на платформу.


Еще один журек. Пролетарская версия без булки — и в 2 раза дешевле. Все равно вкусно!


Есть достоинство в путешествовании компанией, которая ориентируется на местности. Я не уверен, что смог бы один это все обходить и объездить за то же время. Хотя, кто его знает...


Резюме: Вроцлав — хорошо. Город кажется очень свободным. Наверное, было время, когда это чувство было еще острее, но он кажется мне похожим на большую мастерскую художников. Каждый делает, что хочет, и это все нормально воспринимается.