Лев Хвоя
Города Германии. Вайсенфельс (Вейсенфельс).
Запись в ЖЖ от 5 мая 2016
Weißenfels. Как и всегда в таких случаях, по-русски пишется с одним С, и два варианта написания: классический (как у Брокгауза) — через Е, отражающий написание, и современный (как в Википедии) — через А, отражающий произношение.

Немаленький город в Саксонии-Анхальт. 41 тысяча населения. Расположен недалеко от Наумбурга в сторону Лейпцига. Можно сказать, что он находится почти на 2/3 отрезка Йена-Лейпциг.

Город вызвал у меня целую бурю разнообразных эмоций.

Центральная площадь, куда можно невозбранно заехать на машине (в большинстве крупных городов Германии центральные площади плотно обложены знаками «пешеходная зона»), и по праздникам и выходным даже бесплатно припарковаться. Сегодня праздник — Мужской День. :)


Башня ратуши.


Приятная провинциальная улица.


Скажу сразу о своем впечатлении: город совершенно невероятен. Перед каждым зачуханным домом на каждой боковой улице хочется останавливаться, разглядывать его, и никуда не уходить.


Вон те крыши — вы когда-нибудь видели что-то подобное?


А эти окна?


Узким проулком нас уже не удивишь.


Ратуша вблизи.


Но у города есть одна маленькая проблема... Которая заключается в том, что городской бюджет находится в глубочайшей жопе. Поэтому большая часть красоты разваливается, рассыпается, раздраконена, заколочена, и... в общем... Нет, ну не как в России... :)))) Но жопа, короче.

Собака срет в кучу строительного песка у центральной церкви.


Знакомые крыши. Надо про эту архитектуру поподробнее узнать... У меня такое чувство, что такие крыши более типичны для Саксонии и окрестностей, но я не уверен, и не знаю, почему.


Дверь, дизайн которой совершенно дик для той Германии, которую я до сих пор знал. Впрочем, в Вайсенфельсе все такое дикое...


Главная улица. Когда я на нее вышел, я открыл планшет, и на карте посмотрел, где я нахожусь. Когда я на карте увидел название этой улицы и очухался от обморока, я захотел найти и сфотографировать табличку с названием. Но проблемой оказалось такую табличку найти...


От безысходности свернул на боковую улицу. У нее тоже прелестное в своей непосредственности название: «Старый кривой переулок».


Ну таки да. Содержимое соответствует названию.


И опять этот когнитивный диссонанс. Каждый дом хочется разглядывать. У каждого на морде написана длинная и сложная история, как у этого — с его некогда присутствовавшими большими... этими... чем ворота обкладывают... типа арки... С его явно достроенным вторым этажом, с его красивой дверью. Но все, что мы видим — это полный упадок.


Его сосед.


Разруха.


Не-очень-разруха. Пассаж, примыкающий к главной улице (за аркой впереди — она).


Блин, даже всякие эти гаражи-не-гаражи-хрен-пойми-что — они и то интересно как-то слеплены.


Облезлые дома, заколоченные фанерой окна и компания мужиков, разговаривающих между собой по-русски с кавказским акцентом.


На каждой улице — невероятная красота.


И невероятная разруха.


Не очень красивое, но солидное и достойное здание с часами...


... и его входная дверь.


И еще домик...


Через Вайсенфельс течет Зале — та же самая, что и в Йене.


Она здесь чуточку пошире, и выглядит не так убого.


Очень провинциальная набережная.


Обвитые плющом дома.


Пожарная охрана.


Тенистый дворик с детской площадкой. Справа — неизменный забор и вечная стройка.


Фотогеничными дверями Вайсенфельс точно не остался обделен.


И невероятно красивами домами. И невероятно облезлыми домами.


И невероятно красивыми невероятно облезлыми домами.


Но вот я вернулся на главную улицу, и даже нашел табличку. Время раскрыть тайну. Фанфары...


...Нет, вы что-нибудь подобное видели?..


Во многих городах есть всякие Еврейские Переулки, но главную улицу с таким названием я вижу впервые. Просто невероятно.

Вон та хренотень на холме — это какой-то известный дворец. Про него даже в русскоязычной Википедии есть.


После главной Еврейской Улицы я уже не удивляюсь ничему. Слово «Mohr» означает «мавр», «негр», и в современном языке уже не считается вполне политкорректным. Германия в этом смысле находится между Россией и США — если в России слово «негр» все еще совершенно нормально, а в США оно же — жуткое ругательство, то в Германии это слово, которого стоит избегать даже в неформальных ситуациях, но оно не несет негативной нагрузки, и избегать его стали лишь недавно. Так вот, «маврова аптека» с башкой натурального негра в качестве эмблемы — это просто достойное дополнение к Еврейской Улице.




Подъем к замку.


В этом городе — определенно! — во все времена жили и продолжают жить люди, не чуждые прекрасному.


Старинные домики и дворики...


Зелень и лестница...


И город сверху...


И гидрант (я скоро, блин, как Артемий Лебедев урны фотографировать начну).


Дворец. Инь и янь.


На одну половину деньги были.


На второй они закончились.


Это не экспонат...


Это вход в музей.


А в музее имеется музей обуви. Меня хлебом не корми, дай зайти в какой-нибудь специализированный музей. Это страшно интересно! Даже если мне на данную конкретную область знания плевать с высокой колокольни, то когда все, связанное с ней, стянуто в одно место из всех возможных стран и времен, становится интересно.

Как прекрасен музей аптек в Хайдельберге!..

Но да ладно. Музей обуви в Вайсенфельсе тоже неплох:


Литовско-финская версия со шнуровкой.


Балканское что-то.


Крайний север. Обувь из рыбьей кожи — не слабо́?


Турецкие сандалии, на которых женщины ходили в баню. :) Эх... Сейчас бы на таких в сауну притопать... :)


Китай. Слепок этой несчастной перебинтованной ноги, соответствующая обувь


и схема с костями, показывающая, как, где и что у них там искривлялось.


Мексиканские стремена прелестны.


Бразильские башмаки — невероятное страхоёбище по нынешним меркам, но что-то прикольное в них есть.



Мечта любого советского металлиста — клепаная подошва.


Еще в этом дворце (Ной-Августусбург он называется, кстати) есть капелла — церковь, попросту. Народу даже несмотря на выходной день и отличную погоду в музей пришло полтора человека, поэтому церковь открывать специально бегает барышня для каждых полутора человеков.

Красивая и вся в мелких детальках, которые умаешься разглядывать.




Причем, все эти детальки аккуратно-незаметные, вовсе непохожие на увесистые — этакие, простецкие — барельефы из Наумбургского собора.




Орган, на котором играл Гендель. Судя по мемориальной табличке, тут он играл в детстве, и именно тут открылся его талант.

Я спросил у барышни — конечно, внутри орган уже сто раз переработан. Теперь это обычный современный орган с мотором. Но мануалы — еще те, старые. Снаружи он еще тот же, на котором играл Гендель. :)


Бах тут тоже шлялся.


Площадь перед дворцом. Унылая.


И еще одно невероятного вида здание.


И еще одно раздобланное здание.


И еще одно интересное здание.


Очень симпатичный и очень раздобланный уголок со скамейками.


В общем весь город символизирует эта фотография: да, все стекла выбиты. Но они выбиты, порой, невероятным, почти художественным образом...


Вайсенфельс — лайк. Привести его в божеский вид — и прекрасный город получится!