Лев Хвоя
Париж. С Новым Годом!
Запись в ЖЖ от 5 января 2013
Париж стал в умах людей до такой степени... хм... архетипом, что всерьез публиковать фотографии на фоне Эйфелевой башни стало почти что неприлично. Все равно, как рифмовать любовь-кровь или роза-мороза.

Но, поскольку я еще ни разу этого не делал, я, все же, рискну здоровьем. :))

Итак, Марина мне в прошлом году заявила: «Я хочу встречать новый год под Эйфелевой башней. Как хочешь». Я кривился и кривлялся с тем смыслом, что денег нет, и вообще, но она это дело, все-таки, продавила, и заказала через агенство (какое-то немецкое туристическое агенство; моим категорическим условием было то, чтобы она не связывалась с русскими ни под каким предлогом) поезку в Париж на 2 дня. Выехать — 29-го, 30-31 — гулять-смотреть, потом чокнуться шампусиком, и в 3 часа ночи после НГ обратно.

На автобусе.

Ох...

Я плохо переношу автобусы. Дело даже не в том, что укачивает (если не воняет бензином, как это часто бывает в России, и есть вентиляция то, в общем-то, не укачивает), а в том, что это не-укачивание происходит долго.

Мое любимое транспортное средство — самолет. Нет-нет, летать я ненавижу ровно так же, как ездить, но просто это мучение проходит быстрее.

Ну вот. Мы поехали 29-го на здоровенном двухэтажном автобусе. До Парижа оказалось ехать около 13 часов (с заездами в какие-то города по пути, правда, где устраивались паузы и собирался еще народ).
Поездка была ужасной, у меня не умещались ноги, и вообще и вообще...

Поскорей бы телепортацию изобрели уже, а?

Париж встретил, как любой нормальный город, какими-то индустриальными пейзажами.


Окраины выглядят ничем не примечательно. (Удивил, да?)


Но очень скоро все меняется.


Париж не был бомблен во вторую мировую, и почтенный возраст его домов и улиц... помноженный на его размер... дают очень необычную картину. Если в каком-нибудь городе хотя бы один перекресток имеет такой вид, как на предыдущей фотографии, то горожане уже писаются кипятком и кричат про историческую значимость. А в Париже таких перекрестков тысячи. И тысячи, и тысячи. Большая-большая куча.

Монмартр. Район, где стоит Мулен Руж, и где жили всякие ТИ (творческие интеллигенты). Это место выглядит слегка (и совсем нетворчески) обшарпанным. Там же располагается на холме какая-то здоровенная церковь, до которой пока допрешься... штук 100 негров предложат купить тебе шнурок на счастье или жестяную Эйфелеву башню, которые они носят в больших связках, как ключи.


В городе есть большое количество псевдо-старинных каруселей.


Много живых статуй.


Все достопримечательности производят впечатление какого-то бардака, если честно. Вот какая-то опупеть какая историческая колонна. Но таких штуковин в Париже столько, что запомнить, чем примечательна именно эта...

Какой-то мудила поставил в честь своей левой пятки.


Вот, зачем мы туда ехали. Как у каждого жившего в России должна быть фотография на Красной площади, так и... мда...


Если перейти через мостик от Эйфелевой башни, то там растут странные припизднутые приплюснутые деревья.


Лувр. Знаете, мое эстетическое восприятие ничуть не страдает от вида стеклянной пирамиды. Имеет полное право на.


У нас было довольно мало времени, поэтому в Лувр мы не попали. На Эйфелеву башню, впрочем, тоже (это вообще смертоубийство — ждать там в такой очереди), но зато мы увидели много других приятных вещей.

У нас была возможность основательно (даже слишком) погулять по городу, и «посмотрите налево, посмотрите направо» — таких мероприятий почти не было.

Вот, например, что можно увидеть на берегу Сены в самом центре.


Пара кроссовок особенно умиляет.


Рождественская елка возле Лувра ужасна.


Набережная Сены — нормальненькая, живенькая. Новое впечатление — люди, живущие под мостами. На самом деле — палатки... или просто матрасы... Таких уличных бродяг — непривычно много.


Наверное, их привлекает вид на эту чертову железяку.


Фотографировать Эйфелеву башню на самом деле уже неприлично, но в Париже от нее никуда не денешься — она расположена так, что вся жизнь проходит в каком-то кручении вокруг нее.

Потом мы совершили прогулку на пароходике по Сене.
Организационно это выглядело так — нас на автобусе только везли в Париж и обратно. Они же организовывали поездки по городу, подъем на Монпарнас, эту вот прогулку по Сене, но это не было обязательным. Мы могли бы, теоретически, два дня делать вообще что хотим сами по себе, но мы воспользовались всеми предложениями организаторов, за исключением новогодней party в какой-то клубе.

Вид с реки — ничего особенного, скажем прямо. Дрезден в центральной части выглядит куда эффектнее с воды.


Вообще, набережная крутая. Она очень — как сказать? — ни к чему не обязывающая. Хочешь, бегай там. Хочешь, сиди в обнимку. Хочешь — бухай. Хочешь — живи под мостом.


Благополучная семейная пара прямо-таки. Глядя на эту фотографию и не догадаешься, какие эти люди распиздяи.


Елисейские поля. Вдалеке маячит Триумфальная арка. Прикольная подсветка.


Подсветка ночного города, на самом деле вкусненькая. Впрочем, стиль одежды тут такой же вкусненький у людей. Недаром город моды. Все красивенько и со вкусом.



Или просто красивенько. :)


Нас честно предупредили, что 31-го декабря попасть в Версаль у нас мало шансов. Поэтому нас повезли в Фонтенбло — а это изрядное расстояние от Парижа — смотреть на меньший по размеру, но очень красивенький дворец.

Если не являешься историком-знакотом старины, то дворцы приедаются раз — максимум — на десятый. Честное слово, то, что я там увидел, ничем не отличается от того, что я видел раньше в разных городах.




Попадаются отдельные необычные вещи. Например, такой потолок:


Или тетка с таким количеством сисек, что фильм «Вспомнить все» отдыхает:


Королевская библиотека производит впечатление. Жаль, в нее нельзя зайти.


Огромный и бессмысленный в своей огромности парк.

Направо:


Левее:


Еще левее:


И еще левее:


Лебеди на нас косились и не давали подойти к себе близко.


В Фонтенбло мы нашли супермаркет (оу, йе!, попробуй найти супермаркет в Париже), купили там четыре гамбургера, упаковынных в полиэтилен, печенюшек, три полулитровых бутылки кока-колы и пол-литра рома.

Мы решили, что пить шампанское, во-первых, непогода, а во-вторых. нас напугали что под Эйфелевой башней в Новый Год менты могут шмонать сумки и не пускать со стеклянными бутылками. Поэтому мы отпили из каждой кока-колы миллилитров по 150 и распределили по трем бутылкам пол-литра рома. Ром и кока-кола — все, что нужно звезде рок-н-ролла.

Потом взобрались на Монпарнас. Монпарнас известен тем, что это единственный небоскреб в Париже.
Ни лифт (самый скоростной в Европе), ни здание как таковое впечатления не произвели. Но вид оттуда...


Или так:


Или так:


Или так:


Поражают, конечно, размеры. И еще то, что город, в общем-то, сравнительно однороднен в центральной части. Этих «исторических» домов, улиц и т.д. и т.п. — не просто одна-две штуки, а мильоны нас, нас тьмы и тьмы и тьмы.

Гнусная железяка ближе:


А вот на самой верхней террасе на Монпарнасе, куда от застекленной части еще надо подниматься по лестнице, реально страшно. Особенно если ветер. Вообще, я жутко боюсь высоты.


В торговом центре под Монпарнасом я купил пачку Житан с фильтром (марка сигарет, которые курили все, кому не лень — Серж Гинзбург и Ален Делон в том числе), и мы пошли пешком в Нотр-Дам.

Вооще, удивительное дело. Гораздо большая свобода фотографирования. В Фонтенбло, например, можно было фотографировать во дворце совершенно открыто.

В Нотр-Даме спокойно можно было фотографировать выставку тамошних реликвий.

Такой вот он изнутри:


Потом мы вошли на выставку. Я сбросил еще один кармический долг, купив билеты, пользуясь только французским языком (в остальное время говорил по-английски). Я сказал три слова: «Bonjour. Deux. Merci.» :)) Второе слово в наборе означает «два».

Раньше для церковных песнопений использовались не нормальные ноты, а нечто упрощенное. Точно такую же запись я видел в соборе в Наумбурге (и там, кстати, фотографировать было запрещено; я, правда, все равно сфотографировал).


Чрезвычайно гламурна спецовка папы Римского. Цветные крестики — это просто глэм-рок какой-то.


Подсвеченный Нотр-Дам вечером — это тоже неплохо, хотя, опять же, увидев таких сооружений несколько, начинаешь привыкать. И оно начинает надоедать. Кёльнский собор освещается примерно так же.


Потом мы пошли в Сабвэй (эта такая сеть общепита, продающая гамбургеры, только знааааачительно вкуснее, чем в Макдаке), купили гамбургеров, сходили там в сортир, но жрать там нам не дали (они уже закрываться хотели), и мы пошли на ступени перед Нотр-Дамом жрать... и разливать ром.

Когда мы около 11 вечера пришли к Эйфелевой башне, народу под ней было очень много, и, кажется, именно из-за этого подходы к башне были оцеплены жандармами. Поэтому мы тусовались на противоположном берегу Сены. Зато с хорошим видом. Моросил дождик, и мы радовались, что пьем ром, а не шампанское. :)

С новым годом.