Лев Хвоя
Города Германии. Бад Лангензальца.
Запись в ЖЖ от 14 сентября 2012
В Германии есть такая примета: чем длиннее название населенного пункта, тем он меньше. Берлин — город как город. Франкфурт со Штутгартом — тоже нормальненько... А вот поселок Хелльшен-Херингзанд-Унтершар — это 181 человек населения.

Итак, Бад Лангензальца. Старинный город в Тюрингии, куда я поехал, потому что в нем состоялось крупнейшее в наших краях мероприятие, посвященное эпохе средневековье. Средневековый базар, короче.

Провинция провинцией.


Полураздолбанная улица (эх, в России б так выглядели раздолбанные улицы!) затмевает собой несколько красивых построек.


Пушкина в бывшем ГДР знают. Почти в каждом городе есть улица его имени. В некоторых (например, в Гере) — даже памятники различной степени помпезности.


Еще раз те два красивых дома.


Светофор — в одну сторону мигает желтым, в другую — вообще не работает. Ни людей, ни машин — кому он нахуй сдался?


Вот так выглядит типичная немецкая река. Чтоб не говорили, что я утрировал... преуменьшал... или что-то в таком духе. Серьезно. Это не прорвало канализацию — это река, блин! Зальца.


И вам здрасьте. Латынь. В Германии католики и протестанты распределены неравномерно. Латынь — значит тут было засилие католиков. Да и остается.


Плоская и неинтересная почти безлюдная площадь. Вездесущая брусчатка. Очень много брусчатки. Для кого? Ездить по ней — мука, а ходить — некому.


Мост через газон с канавой. Это зрелище меня настолько заворожило...


... что я подошел поближе. Аккуратные цветочки (кто их сажал? для кого?), и канава... Должно быть, это один из рукавов Зальцы...


Да, крупнейший ее рукав. Точно.


Ни одного, блядь, человека. Как тут жить? И живут ли тут люди?..


Красиво, как на картинке. Аккуратно до опупения. Брусчаточка к брусчаточке. Типичная провинция...


Где люди?


Сквер и дорожные знаки — они ж для кого-то?..


Симпатичная фотография с красивенькими занавесочками в старом доме.


Ни разу не видел ничего подобного: автомат по продаже велосипедных камер.


Епть! Человек. И машина вдалеке.


А вот и подошел ко входу на мероприятие.


Стог сена и табличка свидетельствуют о том, что мероприятие начинается ТУТ.

Вход стоит 6 евро.


Кузнец с мехами (впервые увидел, как эта херь выглядит). Все действующее — он на глазах у публики ковал какую-то поебень. Но его эта поебень недецки воняла.


Стойка с бухлом. Люди одеты кто во что горазд — от обычной одежды до настоящих средневековых нарядов. Культура ряженых в Германии сохранилась почти в первобытном виде. В России она практически умерла.


Продают, ходят... вот церковь какая-то.


Чувак с волынкой из рогов какого-то крупно-рогатого.


Всех возрастов, полов, и все такое прочее. Народ гуляет.


Германия очень сильно привязана к земле на уровне национальной культуры. Даже сильнее, чем Россия. Вся это сельскохозяйственная поебень — это то, чем богата страна.


Сувениры из тыковок. Какая пошлятина!


Бухло. Много. Разное. Из разных трав. И не только трав. Ничего концептуального немцы не изобрели из винно-водочного. Но зато у них есть мириады разновидностей умеренно невкусного пойла типа травяного ликера, или медового вина.


Обувь — натурпродукт. Кого заколбасили, того на башмаки и порубили.


Детские игрушки.


Здесь я решаю остановиться и бухнуть-таки... И немедленно выпил...


Вот, перед вами наглядный ответ на вопрос, почему Германия лучше России. Вот — умозрительный опыт. Откройте в России точку продажи (даже — хуй с ним — не просто так, а в связи с каким-нибудь праздником) напитка под названием «Блевотина кобольда».

/А ну быстро гуглить, кто такие кобольды, а то заставлю «Молот ведьм» читать! :) /

Представили?

Ну вот то-то же.

Содержимое рюмашки справа так и называется. (Koboldkotze). Очень вкусно. Типа вишневой наливки, но еще крепче и вкуснее.

А слева — медовое пиво.


Какой-то чувак тренируется в перекатывании шариков.


Инвалиды участвуют наравне с прочими гражданами — в Германии у них есть все возможности для этого.


Дядька подозрительно на меня смотрит.


Опять латынь. Под этим «кругом радостей» скрывается некий общественный танец, который танцуют, выстроившись в круг.


Карусель произвела на меня сильное впечатление: я наконец-то понял, как эта хрень функционировала в средние века. На столб подвешивалось деревянное кольцо... На него все садились физиономиями наружу, потом работники крутили это кользо, и канаты, на которых оно крепится, закручивались вокруг столба. Потом они его отпускали... Там еще специальный механизм-фиксатор наверху был... Так вот, это кольцо начинало вращаться... В одну сторону, потом в другую... И так далее.






Группа. С, конечно же, латинским названием.


Длинные сосиски. Такие длинные, что их мужик ломал пополам, чтобы хоть как-то уместить в булку. Мне не понравилось.


Чудесная фотография — моя любимая. Вы на ней ничего странного не замечаете?..


... Странно смотрится маленькая бумажка с надписью «Sulfite», приклеенная к меню. Думаю, в средние века не знали о действии сульфитов на организм.

Барышню палит современного вида бумажный пакет.



Начался дождь, зашел в церковь. Редкая возможность — попасть в церковь, которую прямо сейчас ремонтируют.



Все культурненько огорожено. По узкой дорожке прошел, помолился, справил нужду, так сказать, и вали подобру-поздорову.


Художественный отпечаток чьей-то ладони.


Хай-тек пожертвования. К коробочке прислонена стопка формуляров для банковских переводов. Заполни, подпиши... И дело сделано.


Стедневековый театр. Черное чмо на ходулях выплясывает перед какой-то бабой с клювом, а зеленое чмо впряжено в какую-то телегу. Ни хрена не понятно.


Да, и вот так.


И так все равно не понятно.


Зеленое чмо все-таки поехало со своей телегой.


Мужик западно-европейского вида жонглирует шарами. Шары несколько раз у него падали... Судя по звуку, и судя по действию на них брусчатки (а именно — по отсутствию действия) заключаю, что они сделаны из какого-то силикона.


Да, еще так умеем.


Средневековая пицца. Надо полагать, с жареными еретиками.


Как потом рассказывала тетка в поезде, когда я ехал обратно, вся эта средневековщина начала появляться в 90е. Это, видимо, связано с какими-то молодежными веяниями. Дело в том, что интерес к этой культуре проявляют готы и некоторые сорта металлистов.

Но, так или иначе, это имеет полное право на существование как разновидность декораций для народных гуляний.


Здесь тоже остограммлюсь...


Какая-то идиотская сценка.


Театр (тот же, где черное чмо плясало перед пестрой бабой), вид сзади.


Все деревянное... Прямо впору прямо там снимать какой-нибудь фильм.


Гончар. Крутит свой круг ногами, и, главное, то место, где он сидит, располагается прямо над сточной канавой. Та вода, которую он использует, стекает прямо в нее.


И еще одна сцена. И еще один театр.


Готы. Суки. Ненавижу.


Театр очень дурацкий.


Мужик продает напитки. По внешнему периметру его корзины висят стаканчики.


Кибитка. Вообще так — кажется — много всего. А между тем справа все та же церковь... Если 3 улицы под завязку забить всяким говном, то кажется, что его много.


Еще одна группа. Старинные инструменты...


Непонятная струнная хрень, которую я вижу, впрочем, далеко не в первый раз.


Волынка. Хочу волынку. Но меня жена убьет. И правильно сделает.


Средневековая татуировка на иврите.


Спасибо этому дому... Пошел я домой. Слово «курорт» — немецкое, все в курсе?
Приставка «Бад» в названии города, кстати, свидетельствует о том, что данный город — курорт.


Типично немецко-провинциальный вокзал. В нем ни хуя вообще, блядь, нету.


Обычно такие вокзалы закрывают намертво. Этот — открыт.


Изрисованные стены.


Битые окна.


Но переход между путями очень чистенький и свеженький.


До неприличия чистенький и свеженький. В таком хорошо снимать фильмы про маньяков. Чтобы по белоснежным стенам кровь стекала... Ну, для контраста...


Вот так.

Чем меньше город, тем длиннее рассказ про него.