Лев Хвоя
на главную
Тим Бертон (Tim Burton)
Печальная смерть мальчика-устрицы и другие истории
Оглавление:

Любовь мальчика-щепки и девочки-спички

Мальчик-робот

Девочка, которая глазела

Маленький мальчик с булавками в глазках

Девочка-многоглазка

Супергрязнуля

Печальная смерть мальчика-устрицы

Девочка-вуду

Подарок на Рождество для Супергрязнули

Девочка, которая превратилась в кровать

Токсичный мальчик Рой

Джеймс

Праздники мальчика-щепки

Сырный мальчик

Мальчик-Мумия

Девочка из мусора

Королева-игольница

Овощ-гуманоид

Лея

Джими, Омерзительный Мальчик-Пингвин

Мальчик-Головешка

Ребенок-якорь

Мальчик-устрица выходит

Любовь мальчика-щепки и девочки-спички
Щепке-мальчику нравилась
Девочка-Спичка:
Жаркий взгляд из-под
Огненно-рыжих ресничек.

Добивался взаимности,
Получил, что хотел:
Она быстро зажглась,
А он быстро сгорел.
Мальчик-робот
Жизнь семьи Смитов была счастьем полна.
Они были обычные муж и жена.

И новость была для них долгожданной,
Что она станет мамой,
А он, значит, папой.

Младенец же для беспокойства дал повод:
Это не человек был,
Это был робот!

Не теплый, не приятный,
И вместо нежной кожи
Слоем тонкой жести он был обшит снаружи.

Из головы торчали штыри и провода.
И он лежал, не двигаясь
И глядя вникуда.

И живым казался он очень редко,
Лишь когда его провод
включали в розетку.

Мистер Смит побежал
Скандалить в роддом:
«Где мой сын?! И что это
За металлолом?»

Доктор мягко ответил:
«То, что я вам скажу,
Принять будет непросто,
Но у нас есть сомнения
В вопросе отцовства.

Мальчик он или девочка
Для нас еще тайна,
Но ребенок —
От кухонного комбайна.»

И жизнь Смитов заполнили
Горе и мука.
Она злилась на мужа,
А он — на супругу.

Он не простил ей ее вероломной
Измены с прибором
Для кухни и дома.

Мальчик-робот подрос,
Но юность не была бурной,
И его часто путали
С уличной урной.
Девочка, которая глазела
Я знал девочку, которая
На все подряд глазела
И что о ней подумают,
Не было ей дела.

На землю
И на небо
На женщин и мужчин
Могла глазеть часами
Так просто — без причин.

Лишь выиграв по глазению конкурс городской,
Ее глазки удалились на заслуженный покой.
Маленький мальчик с булавками в глазках
Маленький мальчик с булавками в глазках
Елку украсил красиво, как в сказке.
Но сказочка вышла довольно курьезной:
Ведь проблемы со зрением — это серьезно!
Девочка-многоглазка
В летнем парке я был
Удивлен как-то раз,
Натолкнувшись на девочку
С множеством глаз.

Пусть облик шокировал,
Но был даже мил,
Да и рот был один.
И я с ней заговорил.

Мы болтали с ней просто
Про то и про это —
Про цветочки, очки
И клубе юных поэтов.

Знакомство с многоглазкой —
Удача очень редкая!
Но если вдруг заплачет,
Промокнет вся жилетка.
Супергрязнуля
Из всех супергероев
Он самый неудачник —
Нет ни особой силы,
Ни даже классной тачки.

Хоть рядом с Супермэном,
Конечно, он уныл,
Герой-Супергрязнуля,
По-своему, мне мил.

Летать средь небоскребов
Грязнуле не дано.
Единственный его талант —
Оставлять пятно.

Грустит он, что не может
Ни плавать, ни летать,
И что в химчистке должен
Пол-зарплаты оставлять.
Печальная смерть мальчика-устрицы
Помолвка в пустыне
и свадьба на море.

Океанский прибой
их гармонии вторил.

На ужин они ели моря дары —
Рагу из моллюсков и красной икры.

И пока он питался, она захотела
Ребенка родить.
Они взялись за дело,
Время прошло, и она родила.
Но человека ли — не поняла.

Все по списку на месте. Он чувствует, слышит,
Но все ж ненормальным каким-то он вышел.

Нелепые роды — противный осадок.
Начало конца. И тяжелый упадок.

Она пошла к доктору: «Мальчик не мой!
Понюхай! Он пахнет соленой водой!»

«Это что! Я недавно смотрел пациентку
С птичьим клювом, рогами и ухом в коленке.
Полуустрица сын твой — знакомый симптом,
Если на побережье ваш маленький дом».

Странного сына родители в шутку
Стали звать Сэмом-Морепродуктом.
Все соседи старались заранее знать,
Когда Сэм выходил из себя погулять.
А соседские дети его обзывали
Головоногим, а потом убегали.

Однажды весной Сэм стоял под дождем,
Совсем одинокий, и думал о нем.
Он его наблюдал, дождь бурлил в водостоке...
Пока мама в машине на мокрой дороге
В отчаяньи била по приборной доске,
С нарастающей болью в гнетущей тоске.
«Дорогой» — говорила потом она мужу —
«Нам ясность внести в отношения нужно.
Подумай, ты нашего сына, на деле,
Винишь в своих личных проблемах в постели».
Хоть пробовал мазей, микстур, и лосьонов,
Примочек он тысячи и миллионы,
Чесался и плакал, скулил и страдал —
Препарат ни один ему не помогал.
От врача он услышал не без удивленья,
Что причина проблемы — ее же решенье.
Что устрицы очень полезны мужчинам,
И он может поправиться, если съест сына.

Он подкрался неслышно, его объял страх,
У него пот на лбу, и ложь на губах:
«Сын, ты счастлив? Ты в этой земной круговерти
Был ли с Богом? Когда-нибудь думал о смерти?»
Сэм моргал и молчал — ему фатум известен.
Папа нож теребил, ему галстук стал тесен...
...Как поднял он сына, испачкав пальто,
А потом проглотил, не узнает никто.

Останки зарыли в песок возле моря.
Молитвы и вздох, преисполненный горя.
Две деревяшки крестом на могиле,
И надпись пророчит жизнь в лучшем мире.

Но вот память стерта высокой волной.
Он дома в постели с любимой женой.
«Моя милая, как насчет повеселиться?»
«Но теперь пускай девочка лучше родится».
Девочка-вуду
Ее кожа бела —
Она сшита из тряпок,
А из сердца торчат
Мириады булавок.

Под воздействием огненных
Глаз-гипнодисков
Ее ухажеров
Удлинняется список.

Многим разным зомби сладок
Плен трансцендентальных уз,
Даже есть поклонник-зомби
По рождению француз.

Но ее проклятье — если кто-то
Слишком близок с ней,
То ее булавки колют сердце
Глубже и больней.
Подарок на Рождество для Супергрязнули
У Супергрязнули новая форма,
Она отлично сидит,
тепла и комфортна.

Опрятным и чистым
Он в ней был минут пять,

Но потом стал вонючим
И грязным опять.
Девочка, которая превратилась в кровать
Лишь она собрала
Эту странную вербу,
Как стальными пружинами
Завились ее нервы.

Плечи расширились
В несколько раз,
И получился
Отличный матрас.

Кожа стала твердеть
И буреть, а потом
Стала чистым и белым
Льняным полотном.

Голова же покрылась
Белой опушкой,
И мягкою стала она,
Как подушка.

До слез получился
Странным рассказ...
Зато мне есть на чем
Поваляться сейчас.
Токсичный мальчик Рой
Для всех своих знакомых
Он просто мальчик Рой.
А для чужих — кошмарный
Токсический отстой.

Асбест и аммиак
И дым от сигарет
Для большинства — прямая
Дорога на тот свет.

А он сидит, играет
В любимую игру:
Трясет баллон аэрозольный
И пшикает вокруг.

Морозным зимним утром
В гараж идет тайком,
Ждет, чтоб машину завели,
И он дыхнул газком.

Чтоб Рой когда-то плакал,
Я видел только раз,
Когда ему случайно
Соль попала в глаз.

Однажды в сад с ним вышли
На травке посидеть.
Тут он смертельно побледнел
И начал коченеть.

Последний вздох короткой жизни,
Трагический исход.
Кто б мог подумать, что причиной
Стать может кислород?

Душа его отправилась
В высшие миры,
Оставив память в виде
Озоновой дыры.
Джеймс
Неудобно вышло, когда Санта-Клаус подарил Джеймсу плюшего мишку, не зная, что его в том же году искусал гризли...
Праздники мальчика-щепки
Мальчик-щепка обнаружил, что выглядит хуже осыпавшейся елки.
Сырный мальчик
С большой головой, состоящей из сыра,
Сырный Мальчик познал все жестокости мира.

И бывало, во сне Сырный Мальчик мечтал,
Чтобы весь этот сыр тонким ломтиком стал.

Его ненавидел мальчишка-сосед,
зато взрослым он нравился... к вину на обед...
Мальчик-Мумия
Розов и нежен,
Животик-овальчик... —
Таким вовсе не был
Мумия-мальчик.

«Скажите нам, доктор,
Почему наш ребенок —
Словно твердый моток
Бинтов и пеленок?!»

«Могу я сказать,
Исходя из симптомов,
Что причина — в проклятии фараонов.»

И сына дефектным
Прозвав артефактом,
Родители сели
Обдумывать факты,

И решили, что всё
Легко объясняется
Как простая банальная
Реинкарнация.

С другими детьми
Он пытался наивно
Сыграть в принесение
В жертву невинных
(Но они убежали, крича: «Ты противный!»)

Одинок и отвержен, печален он был,
Но потом холодильник
Тихонько открыл,

Вытер слезы и, от наслаждения млея,
Съел целую банку жуков-скарабеев.

Хмурым днем из-под сени
Туманных берез
Вышел маленький беленький мумия-пёс.

Мальчик-мумия баловал
Найденыша-пса
Конуру сделал в виде
Пирамиды Хеопса.

Как-то раз в конце дня
Когда не было жарко,
Он вывел его
Прогуляться по парку.

В парке было пустынно —
Лишь бегали белочки
И играла с друзьями мексиканская девочка.

Мальчик-мумия к детям был близко уже
С головою, похожей на папье-маше,

Как вскричали ребята:
«Смотрите! Пиньята!» —
«Мы ее разобьем —
Хватит всем шоколада!»

Взяли бейсбольную биту —
Удар — голова открыта.
Мумия-мальчик вскричал
И на землю упал, убитый.

Подошли к нему дети.
В голове было пусто —
Только три таракана
И гнилая капуста.
Девочка из мусора
Я слышал о девочке,
Состоящей из мусора.
Она была грязной
И воняла, как скунс.

Живя на помойке,
Она плакала часто.
То — сильно не в духе,
То — просто несчастна.

Единственным в жизни
Светлым моментом
Для нее был сосед —
Мусорщик Стэн.

Он любил ее очень,
Сделал ей предложение,
Но она была занята
Самоуничтожением.
Королева-игольница
Жизнь нелегка
Королевы-игольницы:
Встанет — уколет,
А сядет — уколется.
Овощ-гуманоид
Овощ-гуманоид
Причитал о том,
Что голова сейчас лопнет,
Что лучше б умер он.

Он был неосторожен —
Его услышал Бог.
Желание исполнил
Увесистый сапог.
Лея
Анонимность лелея,
Назовем ее Лея,
Или «та, что много
Нюхает клея».

Если Лея сморкнется,
То будет вопросом,
Как ей платочек
Отклеить от носа.
Джими, Омерзительный Мальчик-Пингвин
«Меня зовут Джими,
Но для друзей я просто
Омерзительный Мальчик-Пингвин».
Мальчик-Головешка
На Рождество Мальчик-Головешка получил, как всегда, уголек,
И был очень счастлив.

На Рождество Мальчик-Головешка получил маленький подарок вместо
Своего обычного уголька,
И был очень смущен.

На Рождество Мальчика-Головешку спутали с грязью в камине,
И вымели его на улицу.
Ребенок-якорь
Жила прекрасная девушка
Родом из моря.
Но роковая мечта
Ей не давала покоя.

Его звали Уокер,
И лишь он был ей нужен.
Она хотела б к нему
Перебраться на сушу.

Он был музыкантом —
Он играть мог и петь.
Она делала всё,
Чтобы им завладеть.

Но что-то у них
Никогда не срасталось,
И не так много шансов
У нее оставалось.

Она была и гламурной
С уклоном в готичность,
Знала магию, секс,
И астральную личность,

Но действие всех этих штучек
Было максимум временным...
Чтоб соединить их души навеки
Нужно нечто другое...
Она стала беременна.

Пуповина была
Толстой цепью из стали,
Но башенным краном
Ребенка достали.

Он был серый и страшный,
На чайник похожий.
Лишь тяжелый металл
Вместо розовой кожи.

И вместо желанного
Солнца и счастья
Ребенок принес
Лишь тоску и ненастье.

Уокер с группой в турне
Тут же ехать собрался,
И он с того дня
Больше не появлялся.

Мечтам ее сбыться
Не суждено.
С ребенком она
Опустилась на дно.

В компании рыб
С ее серым балластом
Она от расстройства
Склеила ласты.
Мальчик-устрица выходит
На Хэллоуин
Мальчик-устрица решил переодеться человеком.

Tim Burton. The Melancholy Death of Oyster Boy and Other Stories.

Перевод Льва Хвои, 2007 — 2017.