Лев Хвоя
к коллективному творчеству
Матерно-юмористическая поэма, которую мы (Лев Бахрах, Виктор Усачев и Константин Бондарь) написали в период с весны 1999 по весну 2001 о себе и своих друзьях. Эта поэма является откровенной пародией на жанр фэнтэзи, и содержит огромное количество ненормативной лексики.

Огород
(поэма в 11 частях с прологом)

Действующие лица:

Кирилл (Кирюха и пр.)
Леха (Леша, Фикус и пр.)
Лев (Лева, Левушка и пр.)
Фигурная скобка друзья, ученики.
Директриса
Крысолов-Затычкин — злой колдун. Владеет волшебным Камнем.
Феня Ядреная — злая колдунья. Подруга Крысолова-Затычкина.
Оксанка — пленница Костяна. Позже — подруга Лехи.
Витек (Виктор) — зеленый маг.
Костян Бондарь (Костя) — жил в пещере в лесу, пока не прогнали.
Хорьков (Хорек) — путник на дороге. Знакомый героев.
Охранник Огорода
Монстр — создан Феней Ядреной.
Скелет — скелет школьного учителя, убитого Львом.
Шофер
Буфетчица
Тигр
Дракончик
Свинья
Осел
Верблюд


Если враг не сдается, его уничтожают.
Кто-то

Интересно называть стихи количеством строк.
Хармс


ПРОЛОГ
Это было в далекой стране,
Отделенной от нас крышкой черепа.
Мы увязли в каком-то дерьме,
У того океана нет берега.

Мы барахтаемся в грязи
И не видим того, что вокруг нас.
Умоляю, лишь погляди,
Но не смей открывать своих глаз.

Вокруг нас одни чудеса,
Но не видим мы их порою.
Окружают нас тормоза,
Да и мы среди них, не скрою.

Все же нам удалось по пьяни
Избежать иллюзий однажды.
И теперь, исходя соплями,
Мы докажем — так может каждый.

1
Под забором длинным, как кишка,
Под лучами солнца, что не грело,
Пили водку верных три дружка —
Видно жизнь казалась слишком серой.

Еще стакан ходил по кругу,
И запах поднимался ввысь,
Но захмелели уж три друга —
Им стало очень заебись.

Они в одной учились в школе,
Но дело было в выходной.
Ничто не трогало их боле,
Чем пустота в башке хмельной.

Один был Леха — он зеленый.
Другой Кирилл — он пироман,
Колдун, компьютерщик ядреный,
Огнем хлопушек опаленный,
И с музой он имел роман.

А третий — Левушка лохматый —
Учиться в школе не хотел,
Убил учителя лопатой —
Таков учительский удел.

Друзья кайфуют на троих,
Но наконец до них доходит,
Что директриса школы их,
Оскалясь, медленно подходит.

Остановилась, посмотрела,
Не торопясь открыла пасть,
И что есть мочи заревела —
Иначе это не назвать.

Она орала и про двойки,
И про немыслемый позор,
О смерти на больничной койке,
И про отца сердитый взор.

Потом устала, замолчала,
Из пыли челюсть подняла,
И начала орать сначала
Про радость жизни и добра.

Кирилл курил, слонов считая,
В себе агрессию душил,
А Лев, директору внимая,
Башку ей проломить решил.

А директриса все бесилась,
А Леха тупо спички жег,
Но меньше их не становилось,
Ведь был волшебным коробок.

Кирилл коробку отобрал
И нервно закурил опять,
А Леха тихо повторял:
— Директор — ебаная блядь.

Но наконец она заткнулась
И, злобно глянув на друзей,
Размазав слюни, повернулась,
И побрела домой скорей.

Но тут Кирилл увидел что-то,
Как отражение в реке —
Наимерзейшего урода
И камень у него в руке.

Кирилл увидел Огород,
Сундук, закопанный под хреном,
И понял — Камнем уебет
Кого угодно охуенно.

Но вот видение исчезло,
И снова тишь, покой и свет,
Но не остался бесполезным
Из преисподнии совет.

2
Герои наши пьяные
Задумались о том:
За камнем нужно двинуться
Как минимум верхом.

Переть до камня пехом —
Ногам придут кранты,
А сядешь за баранку —
Настигнут вмиг менты.

Тут Леха с перепою
Метнул свой мутный взор,
Который как стрелою
Пронзил родной забор.

За ним в дали туманной
Мерцают купола.
Но вовсе не часовня,
Не церковь то была.

...Раскинулся пред ними
Никитинский шатер —
До цирка их подкинул
За два рубля шофер.

В мозгу у Льва моментом
Созрел дальнейший план:
— Отыщем мы конюшню!
Не больно-то я пьян!

Решительно шагая,
Заперлись в цирк они —
И сразу на арену,
Где музыка, огни.

Пройдя вокруг манежа,
Споткнувшись раза два,
Алеша громко крикнул:
— Кружится голова!

Заткните музыкантов!
Тушите фонари!
И тут почти что хором
Песнь грянули они:

Один орет про танки,
Другой про рок-н-ролл,
А третий — Марсельезу
И что-то про ворон.

Кирилл, икнув вдруг громко,
Извергнул шар огня,
А после вслух подумал:
— Изжога у меня...

Толпа же ликовала,
Кричала: «Браво! Бис!»
За клоунов столичных
Их приняли, кажись.

Покинув представленье,
Все трое разбрелись.
Но где же тут конюшня?
Попробуй разберись.

Наш Фикус по ошибке
Заперся в туалет.
Глядит — ну вроде стойла,
А лошадей-то нет!

Мозгам его загадка
Не по нутру пришлась,
Ведь ни одна кобыла
В сортире не нашлась.

А Лев поплелся тускло
По лестнице наверх.
(Три раза он сверзился,
Пикируя как стерх.)

Поднялся неконец-то
Он на второй этаж,
Увидел человека
И тут вошел он в раж.

К буфетчице наскоком
Через столы полез,
Кричал: «Подайте лошадь!»
Ну, в общем, как балбес.

С Кириллом интересней
Случилася беда.
Он храп услышал конский
И кинулся туда.

Однако мимо двери
В конюшню он вошел,
И почему-то тигра
Он в комнате нашел.

Не разглядев решетки,
Он мигом протрезвел
И сам как тигр амурский
С испугу заревел.

Затем, чтоб защититься,
Создал огня кольцо.
И, выбежав наружу,
Чуть не спалил крыльцо.

К несчастью, очевидцы
Событий тех нашлись,
И к цирку три машины
С сиренами неслись:

Пожарная к Кириллу,
Милиция ко Льву,
Карета психдиспансера
По Лешину главу.

Ретироваться быстро
Товарищам пришлось,
Но только лошадей-то
Для них и не нашлось.

Обшарив весь зверинец
(Вот водка занесла!)
Нашли они верблюда
И старого осла.

Кирилл и Лев в секунду
Расселись не горбах.
Осел достался Лехе —
Вполне его размах.

Герои караваном
Отправились долой.
Сопровождал их долго
Машин ментовских вой.

3
Вот скачут по дороге
И видят — впереди,
Раскачиваясь, кто-то
Стоит на их пути.

Подъехали поближе
И видят — человек.
Тупой осел у Лехи
Остановил свой бег.

Того не ждавший Фикус
Со свистом полетел,
И в незнакомца жопой,
Конечно же, влетел.

И тут же прыгнул в сторону —
До задницы дошло,
Что чем-то винно-водочным
От путника несло.

Хоть Леха и не трезвенник,
Но осознал он тут,
Что, выпей столько водки он, —
Ему б настал капут.

Лев смотрит: ба! да то Хорьков
Свалился под кусты.
Бутылку выпил не одну
Он, получив пизды.

Хорьков икнул, поднялся вдруг
И, глянув в никуда,
Поднял он руку и сказал:
— А шли бы вы туда...

Там, вроде, камешек лежит,
Что очень нужен вам. —
Сказал, вздохнул и посмотрел
В лицо своим друзьям.

— А что вобще мне нужно здесь? —
Спросил вдруг пьяно он,
И на асфальт как труп упал,
Издав лишь тихий стон.

И Леха поглядел туда,
Куда Хорек сказал,
И в лес, который там темнел,
С друзьями поскакал.

Уж вечерело, когда все
К опушке добрались.
Забрались в лес, чуть-чуть прошли
И дрыхнуть улеглись.

Перенасыщен этот день
Заботами для них,
Как будто кроме директрис
Проблем и нет других.

Ведь надо им учиться,
Экзамены сдавать,
Решать им надо тесты,
Куда-то поступать...

Но это им до фени,
Им главное сейчас
Прийти в себя маленько
И отдохнуть хоть час!

Вся жопа с непривычки
От скачки уж болит,
Верблюд уже смотался,
Осел в кустах вопит.

Сбежали — ну и хрен бы,
Скакать не в кайф друзьям,
Все прилегли на травку,
Чтоб отдых дать ногам.

4
Вдруг ночью Леша слышит шум,
Встает, идет на звук.
Глядит — Кирилла нет и Льва.
Куда им деться вдруг?

Он хочет спать, и хочет есть
И, плюс к тому, отлить.
К тому же зол, как сто чертей —
Зачем его будить?

Не видя в темноте ни зги,
Идя на шум в кустах,
Он натыкался на пеньки
Раз семь на метрах ста.

И вдруг, споткнувшись о пенек,
Он полетел во тьму,
И, прокатившись метров пять,
Упал под ноги Льву.

— Привет! — сказал, — Хочу я есть!
И где Кирилл-урод?
— Я тоже жрать хочу! — в ответ,-
Кирилл небось-то жрет!

Ведь он колдун, он корешки
Волшебные найдет,
Три слова скажет, поплюет
И тут же тянет в рот.

Но наш Кирилл был не таков,
И он кричит в ночи:
— Друзья, ко мне! Еду нашел!
— Да тише, не кричи!

И вот все трое собрались
Вокруг гнилого пня.
Кирилл сказал: «Смотрите все,
Что есть тут у меня!»

Друзья глядят — Кирюша им
Дает зеленый гриб.
— Сейчас его мы все съедим,
Плевать, что ядовит.

Сверхядовитый Мухомор
Я расколдую в миг!..
Но Лев и Фикус отошли,-
И наш волшебник сник.

— Мы не такие дураки,
Травиться не хотим,
Сначала съешь кусочек ты —
А мы уж поглядим!

— А я хотел его сейчас
На вас и испытать.
Сверхядовитый Мухомор
Смогу ль расколдовать?

— Э, нет, так дело не пойдет,
Сожри уж лучше сам!
Хотя... возьми его с собой —
Вдруг пригодится нам.

На том они и разошлись,
Чтоб до утра доспать.
...Во сне Кирюха увидал
Двуспальную кровать...

5
С утра Затычкин-Крысолов
Решил пойти поссать.
Упав, споткнувшись о порог,
Сказал: «Ебена мать!»

Поднявшись, утеревши нос,
Опять пошел в сортир,
Макушкой указав зенит,
А пятками — надир.

Дойдя до двери нужника,
Он мелко задрожал.
Хоть велика была нужда,
Едва не убежал.

— Предчувствия мои плохи!
Но вариантов нет. —
Подумал мрачно Крысолов,
Пинком открыв клозет.

И сразу же метнул свой взгляд
На грязный унитаз,
Ведь он волшебным тоже был —
Спасал его не раз.

— О ужас! Нет! Не может быть! —
С порога закричал
Злодей Затычкин-Крысолов,
Но тут же замолчал.

Вонзив в волшебное очко
Свой ястребиный взгляд,
Он увидал в лесу друзей —
Они шагали в ряд.

Один, шагая по траве,
Кричал всем сквозь кусты:
— Назад у нас возврата нет,
Все сожжены мосты!

Другой вопил: «Без Камня нам
Домой возврата нет!
И школу развалить к чертям
Святой у нас обет!»

А третий говорил: «Найти
Нам нужно Огород,
Тогда-то уж наверняка
Директор наш умрет!»

Все тут же понял наш колдун,
Хоть был на ум и туг.
— Большим забором Огород
Я обнесу вокруг!

Пошел к сараю Крысолов,
Все не успев отлить —
Кого угодно может стресс
Заставить все забыть.

В сарае, в сумрачном углу
Лежал большой моток
Колючей проволки. Он ей
Отгородиться мог.

Но как его оттуда взять?
Запутан и колюч...
Колдун Затычкин-Крысолов
Нашел к загадке ключ.

Он взял Волшебный Молоток,
Взмахнул им раз-другой,
И весь моток колючки той
Вдруг выгнулся дугой.

Затем распался весь кусок
На несколько витков,
И оказался связанным
Затычкин-Крысолов.

— Да, мать твою ебать в пизду,
Кажись наколдовал! —
Такого поворота он
Никак не ожидал.

— Ну что ж, не буду унывать,
И пользу в сем найду
С колючкой к дальнему столбу
Пешочком я дойду.

Транспортировка удалась
Но как оковы снять?
Промучившись примерно с час,
Изрек Затычкин: «Блядь!»

Решил призвать на помощь он
Подруженьку свою —
Она гоняла по лесу
Толстенную свинью.

— Эй, Фенечка Ядреная!
Беги сюда быстрей!
Скорей меня выпутывай
Из этих кренделей!

Спустя еще, пожалуй, с час,
Злодей совсем осип.
— Вот так, видать, подохну я —
Хорошенький загиб!

И наконец — о, взгляд судьбы! —
Легла на курс свинья.
— Сейчас, — подумал Крысолов, —
Она сшибет меня!

Свинья решилась на таран,
Затем Затычкин взвыл,
Покрылся синяками весь,
Зато свободен был.

...Уже стемнело, но колдун,
Закончил дело в срок.
Висит колючка на столбах,
Отложен Молоток.

Осталось сделать лишь чуть-чуть
До кучи колдуну:
Колючки ядом пропитать —
И отходить ко сну.

Опять в сарай злодей пошел.
В углу бутыль стоит.
И к ней Затычкин-Крысолов
Сквозь ржавый хлам спешит.

В бутылке спрятан цианид
Уже не первый год.
Колдун, ее с собою взяв,
Спешит на огород.

Зубами пробку зацепив,
Он вытащил ее.
Хлебнул немного из горла
И крикнул: «Е-мое».

Лицом внезаптно посинел
И побежал в клозет.
Потом почти что до утра
Весь трясся туалет.

— Какой хороший цианид!
Не будь я колдуном,
Подох бы точно в тот же миг —
Вот был бы мне облом!

Затем Затычкин пропитал
Отравой весь забор
И встал на страже у ворот,
Любимый взяв топор.

Но только стоя на посту,
Он время не терял,
И силой мысли он в лесу
Капканы расставлял.

6
Вдруг небо потемнело,
И ветерок подул.
И слышен стал несмелый
Раскатов грома гул.

— По лужам топать стремно, —
Подумали друзья,
А лик Кирилла томный
Проговорил: «Во бля!

Волшебные хоть спички,
Но могут отсыреть.
Укрытие найти бы
Нам до грозы успеть.»

Народ идею эту
Воспринял на ура,
Но не нашлось пещеры,
Как впрочем и дупла.

Придется мокнуть, хуй ли,
Альтернативы нет.
...И спички запихнули
В пачку сигарет.

Но дождик начал капать,
И ветер стал сильней.
И сверху стали падать
Фрагменты от ветвей.

Один из них сверзился
Прямехонько на Льва,
Но то не отразилось
В его мозгах... Сперва.

Вдруг услыхали впереди
Герои странный звук,
А чуть правей — еще один
Такой железный стук.

Все злые, все промокшие —
Им, видно, не понять,
Что буря помогла им
Облома избежать.

Еще бы! Про капканы
Не знал из них никто.
Затычкин строит планы,
Народу все равно.

Вдруг что-то зачернело
Средь веток впереди.
Кирилл вскричал: «Пещера!
Нам круче не найти!»

В пещеру все ворвались
И дух перевели.
И видят — чуть подальше
Костер едва горит.

Лев наглости набрался,
Вперед идти решил,
К костру один подкрался
И видит — ни души.


Махнул народу ручкой,
И Леха подошел,
А наш Кирюха штучку
Какую-то нашел.

— Какого на хуй хуя? —
Кирюха заорал —
Гранату боевую
Он с пола подобрал.

(Граната боевая
Лимонка, Ф-1,
Так ебнет — не узнаешь
Ты всех друзей своих.)

Кирилл к костру пробрался
И тупо, как баран,
Лимонку стал пытаться
Впихнуть себе... в карман.

Вдруг Леха произносит,
Усевшись у огня:
— Кажись, я слышу стоны,
Иль глюки у меня?

Кирилл сказал: «Не глюки!»
Прислушался и встал,
Пошел на эти звуки
И хрипло заорал:

— Вставайте, вашу маму!
Тут кто-то побывал
И девушку (иль даму?)
Он к камню привязал.

Тут Леха на ноги вскочил
И к камню побежал,
А у него уже Кирилл,
Нахмурясь, хлопотал.

Кирилла Леха отшвырнул
Пинком ноги под зад,
Кирилл башкой в костер нырнул,
Выкрикивая мат.

А Левушка нашел бычок
И все его сосал,
И спичкой тыча в потолок,
Лимерики писал.

А Фикус удалой меж тем
Девицу развязал.
Пополнить ею свой гарем
Он тут же возжелал.

К костру он с нею подошел
И рядом с нею сел,
Ну а Кирилл и Левушка
Остались не у дел.

Девице Фикус капал:
«Скажи, мол, что да как.
Какой такой упрятал
Сюда тебя мудак?»

Меж тем Кирюха флягу
Пред нею положил,
А Левушка ей тягу
Любезно предложил.

Девица раскалилась,
Как Солнце на заре,
И фляга очутилась,
Увы и ах, в костре.

Кирюхе тут же вспомнилось,
На чем наш свет стоит;
Девица успокоилась
И тихо говорит:

— Оксанкою зовусь я
И пленница здесь я
И на свободу рвусь я
От злого Бондаря.

Очкастый и небритый,
Он за огромный приз
Хотел меня заставить
Показывать стриптиз.

Я заявила: этого
Не будет никогда.
Он заорал, меня связал
И притащил сюда.

Но чу! Я слышу грохот.
Спасайся кто могет!
Костян видать вернулся
И всех щас наебет!

От девушки не ждали
Таких речей друзья,
Но времени не стали
Терять герои зря.

Все камни похватали
И встали в полукруг,
Скрывая друг от друга
Нешуточный испуг.

Оксанка же укрылась
За лехиной кормой.
Торчать на видном месте
Ей было геморрой.

...Но вот Костян ввалился,
Пыхтя и матерясь,
И тут Кирюха камнем
Его по морде — хрясь!

Очков стекло сыграло
Ему печальный марш,
А морда превратилась
Ну натурально в фарш.

Тут Костя разозлился,
Схватил булыжник в миг,
Швырнул его в Кирюху,
Издав победный крик.

Кирюха увернулся
И дико заорал:
— Давайте на хуй гада
Замочим наповал!

Булыжники швырнули
Все разом в Бондаря,
И тут-то Костя понял,
Что в бой ввязался зря.

— За что же я хороший. —
Стал плакаться Костян —
Оксанку я похитил,
Когда был очень пьян.

И к камню привязал ее
Видать под анашой.
Мне кажется что этот грех
Не очень-то большой.

Я больше так не буду!
Ну честно — никогда.
И дайте мне отсюда
Убраться навсегда.

Сей вариант устроил
Без исключенья всех,
И многих из героев
Пробило вдруг на смех.

А Лев хотел над Костей
Вершить кровавый суд.
Кирилл сказал: «Да брось ты,
Ты здесь нам там не тут.»

Костяна отпустили,
И он помчался в лес,
Оставив на колючках
Весь свой излишний вес.

А Лева долго злился
И молвил наконец:
— Из Кости получился бы
Отличный холодец.

Кирилл сказал: «Да ладно,
Что было — не вернуть.
Давай-ка спать ложиться —
Нам завтра снова в путь.»

7
Вернемся же на пыльный
Заросший Огород.
Там зеленеют дыни,
Там мирно хрен растет.

И в середине грядки
Наш Крысолов лежит,
Раскинув в беспорядке
Свой колдовской прикид.

Лежит на раскладушке —
Не прямо ж так лежать!
И шепотом подушке
Твердит: «Ебена мать!»

Затычкину паршиво,
С утра не пил, не ел,
Но нету даже пива
Ему на опохмел.

Затычкин так напился,
Узнав про ураган,
Про то что провалился
Его капканный план.

И от похмелья зелье
Забыл наколдовать,
А колдовать с похмелья —
Пиздец, ебена мать.

А милая подружка,
Ядреная ФенЯ
Разделывала тушку
Лесного оленЯ.

И с тупостью барана
Махала топором.
И «Все идет по плану»
Горланила притом.

Вчерашняя охота
Удачною была,
Ведь Феня превосходной
Охотницей слыла.

И тут совсем некстати
Колдунья слышит стон,
Подобный стону бляди,
Забывшей про гандон.

— Ядреная ты Феня,
Иди скорей сюды,
Своим дурацким пеньем
Меня доводишь ты.

Тут Феня матюгнулась
И бросила топор,
Который изогнулся
И стал похож на тор.

Еще раз матюгнувшись,
Пошла она на зов
В то место, где, свернувшись,
Валялся Крысолов.

Подходит и вещает:
— Какого хера, блядь?
Затычкин начинает
Неспешно отвечать:

— У нас, Ядрена Фенька,
Есть важные дела.
Уже наверно день как
Мы тут ебем вола.

Меня идея гложет:
Нам нужно напустить
Чудовище, что может
Всех недругов убить.

Зачем я так напился,
Скажи мне Фенька, а?..
Сваргань короче монстра
Из своего козла.

Ну не козла, оленя,
Один, короче, хуй.
Желаю вдохновенья,
Удачи, не тоскуй.

Пришла к оленю Феня
И тут же поняла,
Что Фенею Ядреной
Не зря она была.

Она взяла обрезки,
Копыта и рога
И колдонула резко,
Так резко, как могла.

Дракончик, пьяный в доску,
Пронесся вдруг над ней,
Испортил ей прическу
И скрылся средь ветвей.

Хотя дракончик не был
В чем-либо виноват,
В свой адрес он услышал
Многоэтажный мат.

И бедного дракошу
Немного погодя
Грозилась укокошить
Колдунья, не щадя.

Но важно-то не это,
Не в этом, в общем, суть.
Продолжим вдоль сюжета
Мы свой нелегкий путь.

Так, через четверть часа
Колдунья создала
Гибрид жирафа, страуса,
Акулы и вола.

Он был немедля брошен
Колдуньей в унитаз,
И оказался в чаще
Наш монстр сей же час.

А в чаще в это время
Герои наши шли,
Но монстра появленье
Увидеть не смогли.

Ничто не шелохнулось,
Не видно ни фига,
Но Леха встрепенулся:
— Гляди, народ — рога!

Когда-нибудь видали
В глухом лесу козлов?
...И тут Оно явилось
К друзьям из-за кустов.

Понять, в чем суть да дело,
Им было уж невмочь.
И, глянув обалдело,
Они рванули прочь.

Быстрее всех — Оксанка,
За ней Кирилл бежал,
А Леха за Кириллом
Насилу поспевал.

И все бы нехуево,
Да только вот беда —
Длинноволосый Лева
Не дернул никуда.

— Пиздец всем паразитам! —
Наш Лева завопил —
Грибом Сверхядовитым
Он в монстра запустил.

(Его нашел Кирюша,
С собой его забрал,
А Лева скоммуниздил,
Пока Кирюша спал.)

Пришелся очень кстати
Сверхъядовитый гриб.
Он был проглочен монстром,
И вскоре тот погиб.

8
Идут друзья по лесу
И видят — на цепях
Висит какой-то парень,
Запутавшись в ветвях.

Он зеленее леса,
Уже почти погиб.
— Спасите же, балбесы! —
Раздался страшный хрип.

Перед Оксанкой Леха
Выпендриваться стал:
Запрыгнул он на ветку,
Но сразу же упал.

Упал он, правда, с веткой,
Где человек висел.
Который, отдышавшись,
У дерева присел.

Сидит, спокойно смотрит,
Цепочками звенит.
И мысль к друзьям приходит:
Чего же он молчит?

Кудрявый он уж слишком
Весь с головы до пят.
Анархия и цепи
На нем огнем горят.

И говорит он Лехе —
— Зовут меня Витьком
Товарищи прозвали
Кудрявым Колдуном.

Не вижу счастья больше,
Чем вместе нам пойти.
Я помощь окажу вам —
Мне с вами по пути.

— Следят давно за вами. —
Добавил Виктор вдруг.
И в воздухе запахло —
То, видно, был испуг.

— То Крысолов-Затычкин
И магия его...
Но щас мы все устроим
Блокируем его.

Колдун достал Пацифик,
Блеснувший вдруг огнем.
Затычкин дико крикнул
В сортирчике своем,

Ведь Унитаз Волшебный
Показывает хрен,
Что рос на огороде
(Он огурцам взамен).

И этот крик ужасный
Донесся до друзей.
В лесу побольше стало
Поломанных ветвей.

Но крик героев наших
Почти не зацепил,
Хоть повалил всех в кучу
Да малость оглушил.

— Магический Пацифик,
Анархия Огня, —
Сказал Кудрявый гордо —
Есть только у меня!

Друзья поднялись быстро
И, взяв Витька с собой,
Пошли куда подальше
Веселою гурьбой.

9
А Крысолов-Затычкин
Орет на всех вокруг,
Ведь Унитаз Волшебный
Совсем заткнулся вдруг.

От ужаса Затычкин
Почистил старый кольт,
А после на колючку
Дал ток 5000 вольт.

Уже герои близко
К забору подошли,
Но ни одной калитки
В заборе не нашли.

Присели у забора
Подумать-отдохнуть,
На Огород проникнуть
Им надо как-нибудь.

Вдруг Виктор вспоминает,
Что знает где лежит
Меч Невъебенно Острый,
О чем и говорит:

— Тут есть неподалеку
Заветное дупло.
В нем классный меч пылится,
Уже весьма давно.

Его туда засунул
Какой-то идиот:
Он думал, что богатства
Драконовы найдет.

Ну, встретил он Дракона,
Отшиб ему рога,
Но вот сокровищ этих
Уж нету ни фига.

Расстроился воитель
И этим же мечом
Он сделал харакири
И сдох на месте том.

Тот меч я видел раньше,
Дупло я помню то.
Он там лежит на месте —
Не взял его никто.

То Меч Зари с Закатом,
Огня, Воды, Земли —
И мудрецы названий
Запомнить не смогли.

И меч тот раритетный
Лежит недалеко,
И взять его оттуда
Смогли бы мы легко.

Друзья опять поднялись,
Отправились к дуплу,
Что их ждало, оскалясь,
В глухом лесном углу.

На этом самом месте
Напор героев вдруг
Поспешно испарился,
И в душу вполз испуг.

Поляна выжжена дотла,
Травинки даже нет,
И на окрестности дупла
Туманный падал свет.

А на поляне как скала
Стоит огромный дуб.
А рядом — несколько костей
И чей-то свежий труп.

Друзья чуть-чуть боялись,
Но к дубу подошли.
Снаружи ничего они,
Однако, не нашли.

— Придется лезть вовнутрь. —
Проговорил Кирилл
И этой самой фразой
Себя приговорил.

Кирилл забрался первым,
В дупле он видит свет
Свет яркий — аж слепящий.
Такого в дуплах нет.

Но далеко, собака,
К нему не подойти,
Да и любая бяка
Быть может на пути.

Достал Кирюша спичек
Волшебный коробок,
Закрыл источник света
И осмотреться смог.

Он глянул вправо, влево,
И до него дошло —
Стоит он в мрачном зале
— Вот это, блин, дупло!

А впереди сверкает
Какая-то звезда.
Кирилл, судьбу ругая,
Отправился туда.

И Леха за Кириллом
Отправился в дупло —
То у Оксанки в сердце
Лед растопить могло.

Подходит Фикус к магу
И тихо говорит:
— Идем туда скорее
Там, видишь, свет горит...

Но тьма вдруг наступила,
Померк искристый день,
И свет Меча сокрыла
Крылами мрака тень.

Кирилл рукой нетвердой
Открыл свой коробок,
Хотел зажечь он спичку,
Но только вот не смог —

В руке сверкнула искра,
Глухой раздался гром.
Кирилл невнятно пискнул —
Погасла сила в нем.

— Прям как у негра в жопе... —
Кирюша прошептал,
И взгляд его унылый
На Фикуса упал.

В ответ на это в зале
Раздался дикий рык,
Пол вздрогнул под ногами,
Скелет из тьмы возник.

Учителем был в школе.
Убит учеником.
Как водится, лопатой.
Само собою, Львом.

И росту он большого,
И меч в его руке,
Огонь в пустых глазницах
И пауки в башке.

Тут Леха резво прыгнул,
Отнял скелетов меч,
И череп у скелета
Слетел с костлявых плеч.

Огонь в глазах взметнулся,
Рассеяв тьму вокруг.
Издал, свалившись, череп,
Лишь непотребный звук.

— Меня кто беспокоит
Своим огнем земным? —
Спросил устало череп
И превратился в дым.

В руке Меч Фикус держит
И на него глядит —
Клинок звездой мерцает,
Эфес огнем горит.

— Меч Невъебенно Острый!!! —
Наш Фикус заорал,
Взмахнул им, и на тыкву
Ему кирпич упал.

10
К забору все подходят.
Взял Фикус в руку Меч,
Поднял его он резко
И бросил из-за плеч.

Колючка заискрилась
И с треском порвалась,
И в кольца закрутившись,
В тугой моток свилась.

А Левыч, взяв гранату,
Рванул через проход.
И видит он — охранник
Стоит, что твой комод.

Тут Лев без размышлений
Гранатой дал по лбу
Разинувшему ляпу
Пятнистому жлобу.

Охранник в камуфляже
Подумал и упал,
И каскою рогатой
Он в ухо Льву попал.

Тут Лев, издав победно
Какой-то странный звук,
С друзьями потащился
Выкапывать сундук.

Идут по Огороду
И видят — хрен растет.
Кирилл остановился,
Сказал, подумав: «Тот!».

Нет у друзей лопаты,
Ни лома ни кирки.
Но тут в глазах Кирилла
Сверкнули огоньки.

Кирилл шепнул три слова:
— Твою раз-этак мать,-
Потом воскликнул: «Клево!» —
Закончил колдовать.

Земля тотчас разверзлась,
Поднялся вверх сундук,
И мысль у всех мелькнула —
Директору каюк.

Гранатою ударив,
Лев оторвал замок.
Открыл сундук, и возглас
Он удержать не смог.

Ведь в сундуке записка:
«Идите на хуй все,
На Огород пришли вы
На горе лишь себе.»

Сундук вдруг хлопнул крышкой,
На ноги быстро встал,
И с возгласом победным
Он на друзей напал.

А Лев, дурак с гранатой,
Носился вкругаля,
В то время, когда Фикус
Сказал Оксанке: Бля!

Кирюша матерился,
Поспешно когти рвал.
Из воплей было слышно,
Кого он как ебал.

А Виктор взял пацифик,
Вскричал «кукареку»
И кинул эту шнягу
В хлебальник сундуку.

Сундук остановился,
Рыгнул в Витька огнем,
На месте покрутился,
И тут рвануло в нем.

(Сундук, видать, был панком,
Пацифик не любил.
И этой вот жестянкой
Витек его убил.)

В Витька попала щепка,
Ему воткнулась в нос,
Ну а у Льва случился
От ужаса понос.

И был понос конкретный,
Весь огород вонял.
Дракон, летящий мимо,
От запаха упал.

Но Левычу до хуя,
Ему на все плевать.
Он листиками хрена
Стал жопу подтирать.

Друзья решили быстро
Бежать в дом к колдуну,
Сказав сперва спасибо
Герою-дристуну.

Носы друзья зажали
И бросились бежать,
Чтоб наконец-то Камень
У колдуна отнять.

11
Заходят в дверь герои
И видят темноту.
— Ой-ой,— кричит Кирюша,-
Туда я не пойду,

Ведь нету в доме света:
Ни ламп нет, ни свечей.
На стенах паутина,
В углах полно костей.

Сквозь окна льется мутный,
Уже вечерний свет,
И тишина по дому.
А Крысолова нет.

Колдун сидит в сортире —
Он снова с бодуна.
Ему сейчас от жизни
Не нужно ни хрена.

И Феня тоже рядом,
Все скачет у толчка,
Кричит она: «Затычкин!
Слезай, козел, с очка!»

Герои шли по дому,
Крушили что могли.
От мебели Кирюша
Оставил лишь угли.

Все ищут Крысолова,
Но нет его нигде.
Лев говорит: «Он, видно,
В оксанкиной пизде.»

В кружок герои встали,
Оксанку обнажив,
В подобном деле Лехе
Довериться решив.

Он встал на четвереньки,
Прищурил левый глаз,
И попросил Оксанку:
— Раздвинь пошире таз.

Ответила Оксанка:
— Иди в пизду, пенек!
— Так он туда и лезет,-
Ответил ей Витек.

Но вот осмотр закончен
Пространства между ног.
С колен поднявшись, Фикус
Подвел ему итог:

— И здесь паскуды нету.
Куда ж он убежал?
— Быть может, он в сортире? —
Лев голос вдруг подал.

— Да, вроде, больше негде! —
Сказал Кирилл ему.
И все пошли к сортиру,
Принюхавшись к дерьму.

Затычкин тут же вышел,
Он сделал все в толчке.
Говна уже до жопы
Наложено в очке.

И взял Затычкин в руку
Волшебный Молоток.
Его метнул в Кирюху,
Хотя попасть не смог.

Затем он кольт свой вынул,
Почищенный давно
Его в Кирюшу кинул,
Но кольт попал в говно.

Кирюша разозлился
И искры стал метать,
Попутно вспоминая
Затычкинскую мать.

Затычкин же с Кириллом
Устроил потасовку.
Кирилл нассал от злости
Затычкину в кроссовки.

Тут в бой вступил и Виктор:
Большую цепь он взял,
И шею Крысолова
Он ею обмотал.

Затычкин возмущенно
И громко захрипел,
Но, получив по морде,
Остался не у дел.

Тут появилась Феня
Откуда ни возьмись.
Ей все сказали хором:
— А ну-ка отъебись!

И Феня разозлилась
И начала орать:
— Идите все вы на хуй,
Такую, в общем, мать.

Все скопом навалились:
— Вяжи ее, вяжи!
Оксанка же сказала:
— Спокойно, не спеши.

Ей нужно наказанье
Чтоб, сука, поняла,
Что аморально делать
Такие вот дела.

Тут Лева просит слово:
— Идея есть одна
Заставить эту сволочь
Попробовать говна.

Его Затычкин много
Понавалил в очке.
И мы утопим Феню
Вот в этом вот толчке.

Но тут раздался голос —
Очнулся Крысолов:
— Любую вашу просьбу
Исполнить я готов.

Просите что хотите,
Я выполню за раз,
Но только не пихайте
Вы Феню в унитаз.

Друзья сказали хором:
— Желанье есть одно:
Угробить директрису
Хотим уже давно.

— Что ж раньше не сказали?
Устроили погром,
Весь огород засрали,
Чуть не спалили дом.

Делов-то на копейку,
Сейчас я поднимусь,
Возьму волшебный Камень
И с этим разберусь.

Нырнул в сортир Затычкин,
Надолго там исчез,
Но после появился,
Сказал: «Вот я балбес!

Ведь камень не в сортире,
А дома, в кладовой.»
Его принес Затычкин,
Издав победный вой.

Потом он плюнул трижды,
Четырежды чихнул,
Разок-другой подпрыгнул
И под конец рыгнул.

Поднявшись в воздух, Камень
Со свистом улетел.
Все, директрисе крышка.
Затычкин аж вспотел.

Друзья переглянулись
И крикнули «Виват!!!».
И каждый в это время
Был невъебенно рад.


Бахрах Лев
Бондарь Константин
Усачев Виктор

отдельное спасибо:
Козинцеву Алексею,
Муштею Александру

Весна 1999 — весна 2001
к коллективному творчеству